В гостях у румбл Roomble.com 2015-03-30T19:45:00+00:00 Евгения Миро и русская культура для французских компаний Культурное наследие России огромно. Можно ли рассказать о нём с помощью рисунка? Оказалось, что да. Художница и дизайнер Евгения Миро стала настоящим проводником русской культуры в европейский мир Евгения Миро и русская культура для французских компаний https://cdn8.roomble.com/wp-content/uploads/2015/import/eea6adc095a6bca2afa9d025e19707a22c94ed44.jpg

Евгения Миро и русская культура для французских компаний

Культурное наследие России огромно. Можно ли рассказать о нём с помощью рисунка? Оказалось, что да. Художница и дизайнер Евгения Миро стала настоящим проводником русской культуры в европейский мир

Евгения Миро окончила Санкт-Петербургскую академию художеств. Невероятный диапазон её творчества удивляет: художница создаёт дизайн для текстиля, фарфора, ювелирных украшений, керамики, ламп, мебели. Увидеть предметы дизайна Евгении Миро можно было 5 марта на выставке-продаже в Desing & Decoration Center. Портал Roomble.com выступил информационным партнёром этого мероприятия.

Сегодня Евгения Миро рассказала Roomble о своих новых проектах, об особенностях работы с разными компаниями и о том, как можно с помощью рисунка показать целую историю.

— Евгения, на выставке-продаже 5 марта было представлено множество предметов дизайна. Расскажите о некоторых из них.

— Не так давно я создала арт-проект — это лампа-лестница под названием «Вечность пути», которая может быть как напольной, так и настольной. Ни у кого из дизайнеров не было ничего подобного, поэтому было бы очень интересно запустить этот проект в производство. Также я сотрудничала с французской галереей Granville Gallery в Париже, которая предложила 25 французским дизайнерам создать предметный дизайн на тему Secret Box. Для меня главным секретом в мире является душа человека, и я очень хотела отразить это в своей работе. Сначала была идея сделать скульптуру из единого стекла, но во Франции было бы очень сложно заказать это на производстве. Поэтому вся работа делалась вручную. Получилась скульптура под названием «Крылышко ангела», она представляет собой сферу, в которой находится пёрышко, символизирующее душу человека. Ещё один мой проект — лампа-панно, которая может «выдержать» и дневной свет, а вечером работает как источник мягкого освещения.

— Вы известны своим сотрудничеством с Домом Hermès. Расскажите, как оно началось?

— Моя первая встреча с Домом Hermès состоялась в Англии — я уехала в Лондон после того, как окончила Санкт-Петербургскую академию художеств. Один из моих друзей, музыкант Юра Степанов, сказал: «Женя, ты же настоящий клад, пойдём!». Так мы попали в компанию Mikimoto. В Mikimoto у нас была встреча с вице-президентом компании мистером Такахаши. Нам очень повезло, что он был в бутике именно в это время. Мистеру Такахаши понравились мои работы, мы проговорили полтора часа. Он спросил меня, могу ли я сделать дизайн для 100 платков? Я очень не люблю повторяться, поэтому ответила отказом. В итоге договорились, что я создам дизайн для десяти платков. А представители Hermès увидели мои работы позже, и я даже получила рекомендательное письмо, которое, к сожалению, было утеряно. Через три года после этих событий я по делам оказалась в Москве (в то время я жила то в Санкт-Петербурге, то в Лондоне). Когда я приехала в столицу, мы гуляли с друзьями, зашли в бутик Hermès и я рассказала эту историю. Так я познакомилась с Ириной Васильевной Педько — первым арт-директором бутика Hermès в столице. Ей также понравились мои работы, и в скором времени мне передали, чтобы я ждала звонка. Спустя год я снова оказалась в Москве. И вдруг звонок: приезжайте срочно в бутик. Состоялась прекрасная встреча, на которой французы посмотрели мои работы и сразу же пригласили приехать в Париж. В июне мы с Ириной Васильевной отправились в столицу Франции.

— А каким было самое первое задание от Дома Hermès?

— Мне очень хотелось показать всю многогранность культурного наследия России. Мои работы увидел Пьер-Алексис Дюма, глава Дома Hermès. Наша встреча продлилась 2,5 часа, очень долго по европейским меркам. Меня попросили прийти на следующий день, и тогда я уже рисовала в студии. В итоге я получила направления на 15 дизайнов в трёх департаментах (платки, браслеты, фарфор). Конечно, были свои сложности — я ведь никогда не рисовала посуду и ювелирные украшения. А платки — это, безусловно, моё.

— Каждый платок выполнен в нескольких цветах. Основные цвета задаёт Дом Hermès или художник?

— Да, каждый платок представлен в восьми колоритах, это их особенность. Дом Hermès имеет право менять цвета, так как художник полностью передаёт авторские права. Кстати, каждый дизайн создаётся только вручную и сдаётся на бумаге. Прорисован каждый штрих! Поэтому платки Hermès в рисовании создаются от двух до шести месяцев. В среднем это 2-3 месяца серьёзной работы. У дизайнера есть определённые права — например, он может предложить разные названия платка. Кроме того, важно найти красивый образ начертания, и где именно в дизайне платка будет стоять название Дома. Например, есть платок «Забавушка», где дети играют в кубики, и именно из них складывается название компании. На каждом платке есть подпись дизайнера. Платок готовится к производству примерно два года — изображение сканируется, переносится рукой, под каждый цвет разрабатывается своё клише. Это гарантирует точное попадание — цвет в цвет. У Дома Hermès очень высокий уровень производства, стилистики, культуры, поэтому каждый дизайн, разработанный Домом — это произведение искусства.

— Можете ли вы сказать, что сотрудничество с Домом Hermès оказало огромное влияние на всю вашу профессиональную деятельность в дальнейшем?

— Да, для меня это был очень знаковый профессиональный момент. Когда создаётся дизайн для Дома Hermès, ведётся серьёзная работа над каждым миллиметром, и это становится твоей профессиональной чертой на всю жизнь. Уровень работы над проектами в этом Доме очень высок. Поэтому я очень благодарна за тот опыт, который получила. Именно после работы с Домом Hermès я попала на выставку Maison & Objet, где познакомилась с президентами других компаний.

— Евгения, вы ведь также разрабатывали для Дома Hermès дизайн посуды?

— Да. Задание звучало очень сложно и необычно — нужно было беспредметно выразить в орнаментах тему дягилевских театральных сезонов. Это было довольно сложно. Мною было сделано блюдо, а к нему — шесть десертных тарелочек. До меня никто не делал так, чтобы кайма тарелки разбивалась в свои отдельные ритмы — это позволило создать узорчатость. Вообще русской душе свойственна любовь и страсть к ритму, к декоративности. Когда я изучала мировую культуру символизма, то поняла, что культурное наследие каждой страны подарило миру индивидуальную пластику и ритм, которые очень ярко выражены именно в декоративных предметах.

— Вы сотрудничаете со многими европейскими компаниями и довольно активно рассказываете с помощью дизайна о русской культуре.

— Это очень интересно — трансформировать русскую культуру в современном дизайне для европейских брендов. Например, я работаю с компанией Emaux de Longwy и создала керамическую коллекцию, где каждый проект расписывался вручную. С этой компанией мы выпустили четыре коллекции. В сотрудничестве с компанией J.Seignolles у меня вышла десертная коллекция «Петрушка», из фарфора. Причём это даже, скорее, не десертная коллекция, а маленький столовый сервиз.

Интересный эксперимент был с коллекцией Vassilissa для компании Serdaneli, которая занимается сантехникой. Передо мной стояла задача сделать фарфоровую часть — ручки для горячей и холодной воды — со сложным и тонким рисунком. А ведь это всего 3 см. Нужно было создать красивую, необычную вещь в русском стиле. Не совсем всё было сделано по моему дизайну, но производство — это очень сложный процесс. Была прекрасная презентация этой коллекции в Москве на выставке Référence Moskva, и мы нашли решение в том, чтобы представить мои рисунки в рамах под стеклом. Также была интересная работа для Pierre Frey по теме русского театра.

Я разработала для него несколько проектов. Для компании Beauvillé я создала дизайн для коллекции скатертей. Всё рисовалось вручную и в натуральную величину. При создании дизайна важно было учитывать производственный момент, так как соприкосновения должны идти стык в стык. Можно сказать, что в чём-то это была рутинная работа. Но как говорил наш преподаватель в академии: «Если художник не любит чёрную работу, то он не художник».

Если говорить о будущем, то я хочу заниматься миром стекла и мне бы хотелось сделать один проект, который будет масштабно связан с русской культурой.

— Вы сказали о том, что хотите сделать проект, который будет масштабно связан с русской культурой. Расскажите об этом подробнее.

— Сначала мне хотелось бы собрать много разного материала. Хочу отметить, что из дизайнеров и модельеров мало кто по-настоящему и глубоко занимается темой русской культуры. Один из ярких представителей — художник-модельер Вячеслав Зайцев. Для меня это человек уникальной культуры, силы, благородства и любви к тому, что он делает. Вячеслав Михайлович испытывает глубокое уважение к каждому творческому человеку.

— Что для вас было самым сложным в работе в Европе?

— Поначалу самым сложным для меня было ведение работы для нескольких компаний одновременно. Потому что когда ты параллельно разрабатываешь дизайн для пяти-шести компаний, ты должен осознавать, что у каждого есть свой стиль и направление. Второй немаловажный момент — это знание того, как создаётся дизайн для производства.

Я обязательно изучала производство — это даёт понимание того, как тебе нужно творить. Есть заданные производственные параметры, которые нужно обязательно учитывать, но когда создаёшь произведение искусства, ты вкладываешь душу и любовь, и это очень помогает в работе. Получается, мы, дизайнеры, очень зависим от условий. Однако и при заданных параметрах можно создать прекрасную вещь. Это важная задача — найти баланс.

— С кем из российских производителей вам хотелось бы поработать?

— Не так давно я принимала участие в чудесном проекте Андрея Попова «Лавка мира», в процессе которого каждый художник создаёт на скамейке свой образ. И для открытия музейно-выставочного комплекса «Новый Иерусалим» я расписала триптих на деревянных лавках, и на одной из них поставили свои подписи гости — Председатель правительства Российской Федерации Дмитрий Медведев, патриарх Русской Православной Церкви Кирилл и губернатор Московской области Андрей Воробьёв.

Ещё одна организация, с которой я сотрудничала в России — Desing & Decoration Center. 26 февраля меня попросили провести мастер-класс. Также я делаю проекты с Ломоносовским заводом. Кроме того, у меня была встреча с Павловопосадской мануфактурой, на следующей неделе я поеду на производство.

Мне хочется сделать для русских брендов новые коллекции, выйти на современный уровень дизайна. Хочу сказать, что у Павловского Посада хорошее производство, они также рисуют всё вручную, а ведь это довольно сложные орнаменты. Раньше у меня была большая занятость во Франции, в Россию я как в гости приезжала. Но сейчас я буду здесь чаще.

— Как вы считаете, российские производители в состоянии оплачивать работу на таком же уровне, как европейские?

— Я думаю, что всегда можно договориться, на каких именно условиях ты делаешь свою работу. Один из вариантов — при создании дизайна выходить на проценты. Это очень удобно, когда работы масштабно расходятся. Можно продавать дизайн как идею.

— Евгения, вы же успели поработать и в Италии?

— Да, я сотрудничала с Roberto Provasi. Они пригласили меня после того, как узнали, что я работаю для Дома Hermès. Я была в их музее, посмотрела на стиль Provasi для дерева и создала посуду в стиле компании. К сожалению, пока этот проект не воплощён в жизнь, так как коллекцию должны выпустить французы. Кстати, создание сервизов — это одна из самых красивых тем. Мне очень нравится идея создания уникального дизайна для семьи. Мне как дизайнеру было бы очень интересно этим заниматься.

— А производство взялось бы за выполнение частных заказов, как вы думаете?

— На самом деле осуществить такую задумку не сложно: любое фарфоровое производство исходит от десяти единиц. Я общаюсь со многими президентами фарфоровых компаний, меня хорошо знают в Париже, поэтому сделать частный заказ — это не проблема. Главное — найти красивое решение образа и воплотить в определённую форму. Ведь создание дизайна — это, прежде всего, понимание стиль-форма-пластика-динамика. Всё сплетается.

фотограф Андрей Берг; evgeniamiro.com


Поделитесь статьей:

Другие статьи по теме:

Комментарии:

Вам необходимо авторизироваться для написания комментариев.

Оцените статью:

Спасибо за Вашу оценку! Хотите оставить комментарий?
нет отправить
Благодарим Вас за оставленный голос.
Реклама Roomble Classified
Магазин Roomble - бесплатная примерка мебели для наших читателей
Диваны
Кресла
Кровати
Стулья
Столы
Комоды
Люстры
Декор
Текстиль
Посуда
Аксессуары
Перейти
в магазин

Все статьи: